Сломанные дома на Неглинной

На свадьбу Силы Сандунова и Елизаветы Урановой Екатерина II подарила новобрачным бриллианты. Но молодая чета вынуждена была уехать из столицы в Москву. Бриллианты были проданы…

На проданные бриллианты Сандунов купил недорого землю у недавно осушенного и скрывшегося в земле Самотечного канала — так в то время еще называлась Неглинная улица. Чуть раньше до того речку заключили в трубу, и она стала течь в полной темноте, под улицей над ней, а здешние места, хоть и находившиеся рядом с лучшими домами города, в ту пору считались едва ли не пригородными и заброшенными. Сама чета жила сперва в доме у Китайгорода (где сегодня сквер напротив «Метрополя»), позже перебралась в другое владение. Сначала было не много земли: лишь тысяча триста квадратных саженей. Согласно подлинным документам «Комитета для управления городских повинностей», в том месте было «каменное жилое строение в два этажа», также одно «об одном этаже», плюс деревянное здание «об одном этаже», причем нежилое, и, наконец, сад, а также «пустой двор незастроенной земли».

Немного странно повел себя новый владелец. Сперва сломал он каменное жилое «двухэтажное строение в два этажа». Затем ликвидировал и деревянное жилое «об одном этаже». Его сосед, которым был Николай Григорьевич Дронов, титулярный советник, глядел на проделки Сандунова, ожидая нечто смешное: возможно, чудит, точно на сцене? Но позже титулярный советник неожиданно сам предложил артисту собственное крохотное владение в тридцать саженей, на котором находилось деревянное жилое зданьице. По свидетельству «депутата, коллежского асессора» Николая Юрьева, это строение было также «все без остатку сломано, а земля оставлена пустая». Соседи актера тяготились догадками: что он выдумал? Чудит, наверное? Но Сандунов не говорил и продолжал гнуть свое: за дешево приобрел участок у сторожа рядом стоявшего Успенского собора. На участке стоял двухэтажный дом: наполовину деревянный, наполовину каменный; плюс еще один деревянный дом. Все это Сандунов сломал, и «земля осталась пустая». Об этом заключил в документе и «сличил землемер Евреинов». Наконец, уговорили и звонаря Успенского собора. Сандунов сломал и его три жилища. И «земля осталась пустая»…

В Москве недоумевали и шутили: надо было так разозлить Силу, что он стал ломать все, что ни попадя. Пускай бы ломал в Петербурге, зачем ему Москва? В Москве же его не обидели…

Владение Сандунова увеличилось в два раза, вот только не владение это, а огород да пустая земля: на улице сохранился один дом, в котором живут артисты, из него по вечерам отправляются в театр…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *