Шопоголизм: болезнь или зависимость?

В самом деле шопоголизм — это зависимость? А возможно, это только предлог, чтобы завуалировать жадность? Исследователи сообщили, что обнаружили средство от шопоголизма, в то же время две женщины раздраженно защищают свое собственное мнение, давая интервью репортеру DailyMail.

Кэрол Сарлер говорит «Нет»

Возникший в недалеком прошлом термин «шопоголизм» похож на другой, давно и крепко находящийся на слуху термин, «алкоголизм», что предполагает — две этих проблемы объединяет что-то общее.

Даже название — «шопоголизм» — как бы сообщает о том, что смысл тут не в жадности или чьей-нибудь прихоти, а в болезни, пострадавшие от которой, наравне с алкоголиками, имеют право на сердечное участие и сочувствие.

Сегодня ученые из Америки утверждают, что у них есть таблетки, которые способны вылечить шопоголиков.

Психиатры осуществили испытания лекарства мемантин (его обычно прописывают пациентам со средней и тяжелой вариациями болезни Альцгеймера). Результаты показали, что уже по истечении восьми недель приема препарата, как мужчины, так и женщины сократили свои траты и количество времени, которое они проводили в магазинах.

Кэрол Сарлер считает, что «раз врачи предлагают медикаментозное лечение, то это означает, что они расценивают шопоголизм как болезнь, вбивая еще один гвоздь в гроб здравого смысла.

Сравнивать того, кто не может пройти мимо магазина John Lewis и не оставить там кучу денег, с человеком, который знает, что следующая порция спиртного может его убить, и которую он все равно выпивает – оскорбительно для алкоголика. Эти люди не в состоянии помочь себе сами».

«Что касается шопоголика, то я никогда не поверю в то, что его действия – нечто большее, чем простая жадность. И я не вижу причины, чтобы даже отдаленно сравнивать обычную модницу с больным человеком. Хотя эти люди пытаются найти оправдание своим действиям и ищут сочувствия».

«Они не желают, чтобы мы приняли на веру, что их транжирство — это не более чем эгоистичная жадность, гораздо лучше, с их точки зрения, чтобы мы их пожалели. А на следующее утро – снова десять пар обуви и фиолетовое бюстье, которое совсем не подходит? Это не ее вина, не так ли? Просто девушка ничего не может с собой поделать».

Наши родители, прежде чем что-то купить, зарабатывали и копили. Сегодня некоторые представители (как мужчины, так и женщины) поколения «вы этого достойны» путают термины «нужно» и «хочу». Их желание «просто владеть» перевешивает всякий здравый смысл и чувство собственного достоинства, и они продолжают отрицать, что любая пустая кредитка или полный шкаф ненужных вещей — на самом деле их вина.

Маскируя свою распущенность состоянием стресса или депрессии, эти люди в ожидании сочувствия продолжают походы по магазинам, зачастую тратя деньги, предназначенные на еду ребенку. Вот такие женщины не заслуживают нашего понимания и поддержки.

Но никто не пришел к ним и не сказал: «Если не можете сдержаться, кредитка прожигает ваш карман — останьтесь дома. Вы не больны, вы просто глупы».

Вместо этого им все сочувствуют, в результате чего, по данным исследований США, тысячи женщин с достойной зарплатой продолжают жить в долг, расходуя более 60 процентов денег на импульсивные покупки (по преимуществу, на одежду) и проводя в магазинах в среднем 38 часов в неделю.

«К черту такое сочувствие. Женщины, которые ужин своих детей расходуют на обувь, не заслуживают нашего понимания и поддержки, не говоря уже об этих волшебных новых таблетках, которые избавят их от «симптомов». Что они действительно заслуживают – так это хорошей порки».

«Да», говорит Тамара Стуртс

«Шопинг — моя самая большая слабость. Это страсть, которая доминирует в моей жизни. Поэтому известие о таблетках для шопоголиков звучит для меня, как музыка.

Я хотела бы попробовать любые методы – даже лекарство, чтобы избавиться от проблемы.

Я не считаю, что просто чрезмерно потакаю себе. Я не удивлюсь, если мне заявят, что это зависимость, причем она сродни алкоголизму, наркомании или игромании.

Ежемесячно я трачу сотни фунтов на вещи, которые мне не нужны. В моем гардеробе неношеной одежды более чем на 1000 фунтов; она напоминает мне о моей болезненной привычке.

Это не физическая зависимость, но она, тем не менее, влияет на мою жизнь. Я часто чувствую, что это выходит из-под контроля. И когда я думаю, сколько зря потраченных денег я могла бы сэкономить, я испытываю чувство вины.

Все началось в раннем подростковом возрасте, когда я тратила все свои карманные деньги на губную помаду No7 Flamboyant Lilac и черную подводку для глаз. В 16 лет я купила свое первое дизайнерское платье, и с тех пор все становится только хуже и хуже.

Переезд в Лондон и работа в глянцевых журналах не помогли. Все обеденные перерывы я проводила в магазинах. Коллеги подшучивали над моей «привычкой», которую я с трудом сдерживала на том уровне.

Я уехала из Лондона и открыла с подругой свой модный бутик.

Теперь у меня под рукой были образцы сказочной одежды и аксессуаров. Мы часами обсуждали преимущества узких джинсов и высоких каблуков или новый крем от загара.

Моя работа только усилила потребность делать покупки.

Теперь, когда я работаю из дома, Интернет стал моим лучшим другом. Если мне плохо, то новая покупка вновь возвращает меня к жизни. Когда почтальон приносит посылку, я получаю такое удовольствие, что часто вскрываю ее только через день-другой, чтобы продлить чувство предвкушения, если не сказать, эйфории.

Если что-то пойдет не так, то новое платье отодвинет все проблемы на день или два. Но проходит немного времени, вот я и снова на TopShop.

У меня есть подруга, которая покупает практичную, удобную и долговечную одежду. Она покупает ее, потому что она ей нужна, а не ради того, чтобы просто купить. И что еще более важно — она носит одежду, которую покупает.

Мой гардероб полон прекрасных вещей, которые я никогда не ношу. Покупая их, я думаю о том, как буду блистать, но в действительности джинсы и топ от Warehouse для меня самая комфортная одежда.

У меня под столом стоит сумка с одеждой, которую я приобрела прошлым летом, и я даже не могу вспомнить, как она выглядит.

Но это еще не все. У меня в гардеробе висят новые платья от Mango, Topshop , Warehouse , Net-a-Porter, две блузки от Brora и Harvey Nichols и две пары цветных джинсов.

Кроме того, я обнаружила, что аксессуары являются прекрасной альтернативой, когда одежда не подходит. На прошлой неделе это была сумочка от Fashion Bloodhound , на этой неделе – другая от Anusha , а также длинное коралловое ожерелье и кольцо с большим кристаллом от Alexandra May .

Моя дочь также имеет гардероб с коллекцией сказочной детской одежды, которую она навряд ли когда-нибудь успеет износить.

Я не имею желания тратить с трудом заработанные деньги на одежду, которую даже не вынимаю из шкафа. Конечно, я бы хотела эти деньги сохранить.

Раньше из-за семейных проблем я не обращалась за помощью, но теперь я отчетливо понимаю, что нужно что-то делать. Я не хочу, чтобы моя дочь выросла с сознанием, что шопоголизм является нормой.

И я буду первой, кто испытает на себе таблетки, как только они появятся.

А пока, я поставлю себе цель и буду копить деньги на отпуск.

Экономя 200-300 фунтов, которые я ежемесячно трачу на одежду, мы могли бы добраться до Барбадоса!

Но только после того как я куплю блестящую кофточку, которую видела вчера».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *