Проблема патриотизма: истинный и ложный патриотизм

Можно много рассуждать о такой «вечной» теме, как патриотизм. Интересно, что писал о нем М. Вишняк в 1946 году:

«Всю гниль правительственной системы, все последствия удушающего принципа» обличали и глава славянофильства С. Т. Аксаков, и западники, Кошелев, Герцен, Чернышевский и их единомышленники. Только глухие и слепые не различали за этими обличениями преданности родине и боли за поругание ее образа. И если в нынешней России не представляют «Записок о внутреннем состоянии России», то, конечно же, не потому, что власть более свободна от пороков николаевской Руси, в частности от бессовестной лжи и обмана, а потому, что русские патриоты внутри России находятся сейчас под несравненно большим риском и гнетом, чем 90 лет тому назад. Ведь тирада бунинского героя может быть дополнена и продолжена:

— Блока уморили. Есенина с Маяковским до самоубийства довели. Гумилева, Лазаревского, Таганцева, митрополита Вениамина в подвалах порешили. Кокошкина и Шингарева в больнице пристрелили. Бунина, Зайцева, Рахманинова, Шаляпина, Ипатьева родины лишили. Сотни тысяч изгнанниками сделали. Миллионы в концлагерях сгноили. Сколько миллионов беспризорной детворы наплодили и истребили. Ох, да есть ли еще такая власть в мире, будь она трижды проклята!..

Можно поражаться и даже возмущаться медленным темпом морально-политического прогресса вообще и России в частности. Это нимало не опровергает того, что и в России, как и в других странах, обличавшие «самовластительных злодеев» (выражение Пушкина) всегда вдохновлялись и патриотизмом, т. е. долгом перед страной и народом, который нарушали, по их убеждениям, властители.

Праведность сопротивления неправедной власти, вплоть до тираноубийства, раньше других стали доказывать религиозные авторы, — Фома Аквинский уже во второй половине 13-го века. С 16-го века эта проблема стала ставиться все чаще и светскими писателями. В 18-ом веке и более широкие круги стали противополагать власть стране, короля — народу. Известный французский юрист Д’Агессо восклицал: «Великое королевство, а отечества нет; многочисленный народ, а граждан почти нет». Понятие свободы и требование ее стало предпосылкой отечества. Отечество перестало быть только географическим обозначением, указанием отличного от других государственного бытия или, тем менее, национальной исключительности. Оно стало обозначать определенную добродетель, цивическое состояние. Патриотизм стал означать интерес к общему благу и просвещенному законодательству; а патриот — сторонника хорошего управления, друга свободы и человечества.

М. В. Вишняк. Соблазн патриотизма // «Новый журнал» № 13, 1946

Видео-выпуск об альтруизме и патриотизме с YouTube-канала «Все как у зверей» позволит понять, как эти вещи работают и что позволяют делать с людьми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>